Нумизматика

Нумизматические материалы играют чрезвычайно важную роль для датировки археологических слоев Фанагории. Монеты позволяют точнее установить время постройки зданий, пожаров и разрушений, вызванных нападением на город врагов, функционирования святилищ, сокрытия кладов, погребений и т.д. Кроме того, античные и византийские монеты дают бесценную информацию о денежном рынке города и освещают многие стороны его политической, экономической и культурной жизни.

Иноземные монеты из Фанагории повествуют о ее торговых и политических контактах с центрами в бассейне Эгейского моря, Северного Причерноморья, Колхиды, Малой Азии, а также с Македонским и Вифинским царствами, государствами Птолемеев и Селевкидов, а позднее с Римской империей и Византией. Без учета фанагорийских находок невозможно составить сколько-нибудь полноценное представление об экономике Боспорского государства и даже всего Северного Причерноморья в период античности и византийскую эпоху.

Первые сведения о монетах, найденных в Фанагории, появились в научной литературе, начиная с середины 19 века. В 1837–1848 гг. в полевых рапортах А.Б. Ашика и Д.В. Карейши имеются упоминания о нумизматических находках – золотых индикациях со статера Лисимаха и пантикапейских монетах. Много монет происходит из раскопок К.К. Гёрца, В.Г. Тизенгаузена, И.Е. Забелина, А.Е. Люценко.

Монеты Фанагории изучали также несколько поколений крупнейших отечественных и зарубежных нумизматов: Л.П. Харко А.Н. Зограф, Е.А. Пахомов, Д.Б. Шелов, Н.А  Фролова, В.В. Кропоткин. За последние два десятилетия накопился огромный нумизматический материал из Фанагории (более 13 000 монет), исследование которого позволяет пролить новый свет на многие вопросы экономической и политической истории Боспорского царства.

Фанагория начинает собственную чеканку в конце 5 в. до н.э. Ее ранние серебряные монеты чеканились по эгинской весовой системе. Город выпускал три мелких номинала серебра: драхму, диобол и гемиобол. На лицевой стороне всех монет изображалась безбородая или бородатая голова с длинными волосами, в остроконечном головном уборе (пилосе), иногда украшенном лавровым венком. На оборотной стороне монет имелись изображения бодающего быка с зерном, протомы быка, зерна. Изображения быка и ячменного зерна символизируют главные богатства Фанагории и связаны также с земледельческими культами. Ранняя серебряная чеканка была крайне непродолжительна и завершилась в самом конце 5 или начале 4 в. до н.э.

Затем последовал почти двухсотлетний перерыв в чеканке Фанагории. Только в самом начале 2 в. до н.э. город возобновил выпуск монеты. Монетный двор в Фанагории работал очень интенсивно до конца эпохи боспорской династии Спартокидов (ок. 110/109 г. до н.э.) и в огромном количестве выпускал мелкие медные монеты типа «голова бородатого сатира / лук и стрела, ФА». В 120–110 гг. до н.э. Фанагория чеканит серебряные тетроболы с головой Артемиды на аверсе, розой и надписью ΦΑΝΑΓΟΡΙΤΩΝ («фанагорийцев») на реверсе. Тип их реверса связан с островом Родос, с которым Фанагория поддерживала тесные торговые и политические контакты. С эпохи Митридата VI Евпатора (1 в. до н.э.) Фанагория чеканит медные и серебряные монеты. Позднее чекан Фанагории ограничивается выпуском только медных монет. Крупные медные монеты с надписью ΑΓΡΙΠΠΕΩΝ принадлежат Фанагории, переименованной в Агриппию.

До возникновения фанагорийской чеканки в конце 5 в. до н.э. в городе обращались ранние серебряные монеты Пантикапея, главным образом, мелкое серебро. Они чеканились для удовлетворения потребностей местного денежного рынка. На лицевой стороне изображена морда льва, на оборотной – вдавленный квадрат. Встречаются в Фанагории и раннее серебро боспорского города Нимфея, и так называемые «синдские» монеты. Другим важным элементом денежного обращения древнейшей Фанагории были электровые статеры Кизика, игравшие роль международной валюты и служившие платежным средством при крупных торговых операциях, особенно с иноземными купцами.

В 6–5 вв. до н.э., после вывода древнегреческих колоний из Ионии в Северное Причерноморье, на Боспор поступает значительный импорт разнообразных товаров из метрополии (вино, оливковое масло, некоторые категории строительных материалов и сырья, ткани, ковры, разнообразные товары ремесленного производства). Это стимулировало развитие товарно-денежных отношений и способствовало распространению монеты.

Роль «дорогих денег» на боспорском рынке в 4 в. до н.э. играли золотые пантикапейские статеры и электровые кизикины. Но уже в последней трети столетия они были вытеснены с денежного рынка Боспора македонским золотом более легкого веса, что привело к их тезаврации в 330-х или начале 320-х гг. до н.э. Статеры Александра Великого нечасто встречаются на Боспоре. В Фанагории же обнаружены статеры его сводного брата Филиппа III Арридея (323–317), также получившие широкое распространение в Северном Причерноморье. В свою очередь, македонское золото постепенно уступило место статерам Лисимаха, а также статерам александровского и лисимаховского типов, нередко встречающихся в гробницах по обе стороны Боспора (совр. Керченский пролив). Такие монеты найдены и в курганах в окрестностях Фанагории.

В фанагорийских слоях обильно представлена пантикапейская чеканка 3 в. до н.э., в первую очередь, выпуски периода денежного кризиса, который охватил Боспорское государство в первой половине столетия. Наиболее многочисленная группа монетных находок – это деградированные монетки типа «голова сатира/лук и стрела, ПAN», которые в огромном количестве выпускались до середины 3 в. до н.э. Много монет принадлежит Левкону II (ок. 240–225 гг. до н.э.), осуществившему первый в истории Боспора выпуск царской монеты, необходимость которого диктовалась стремлением государства найти выход из кризиса.

Денежное обращение Фанагории 2 в. до н.э. представлено, в основном, монетами двух боспорских центров – Пантикапея и Фанагории, возобновившей свою чеканку (только медную) на рубеже 3–2 вв. до н.э. В Фанагории найдено много серебряных монет Пантикапея и огромное количество меди всех типов.

Характерной чертой денежного обращения Боспора 1 в. до н.э. является изобилие медных монет Пафлагонии и Понта (в совр. Малой Азии) эпохи Митридата VI. Они в большом количестве встречаются как в самой Фанагории, так и в ее округе, например, в святилище на Майской горе за южной окраиной города. В археологических слоях Фанагории второй половины 1 в. до н.э. найдены монеты боспорского царя Асандра, в том числе и золотой статер, а также городские выпуски 13–12 гг. до н.э. от имени городов Кесарии и Агриппии (новое название Пантикапея и Фанагории).

Важным свидетельством денежного обращения Фанагории в конце 1 в. до н.э. является найденный в 1947 г. прекрасно сохранившийся уникальный боспорский золотой статер, который имеет точную дату – 3/2 г. до н.э. с монограммой, которую нередко интерпретируют как обозначение имени царицы Динамии.

С воцарением на Боспоре царя Аспурга (14–37 гг. н.э.) на Боспоре начинается чеканка новой династии. Монетные находки из Фанагории свидетельствуют, что основную массу монет на Боспоре в римское время составляли медные монеты, участвующие во внутреннем денежном обращении. Найденные в Фанагории монеты боспорских царей 1 в. н.э. представляют обычные типы и почти не требуют особых комментариев.

На городище и в некрополе в изобилии встречаются монеты Аспурга, его жены Гепепирии и их сына Митридата VIII (39–45 гг.), чья свободолюбивая политика привела к римско-боспорской войне 45–49 годов и переходу власти к его брату Котису I (45–68 гг.), поддержанному римлянами. Изредка встречаются монеты царя Рискупорида II (69–93 гг. н.э.), зато значительно чаще – его сына Савромата I (93–123 гг.). Довольно редки в Фанагории и монеты царя Котиса II (123–132 гг.). Уменьшение числа находок монет последующих царей от Реметалка (131–154 гг.) до Ининфимея (234–238 гг.) ярко свидетельствует об ослаблении темпов монетной чеканки на Боспоре. Если медные монеты этого времени известны в Фанагории, то золото встречается в слоях городища крайне редко. На городище были найдены электровые статеры Савромата II (174–211 гг.).

Нумизматические материалы из Фанагории свидетельствуют, что разрыв между функциями золота и меди составлял одну из особенностей денежной системы Боспора в 1 – начале 3 в. н.э.: золото обслуживало крупные торговые операции, а обильные эмиссии меди – повседневный массовый оборот. Со второй четверти 3 в. н.э. ситуация меняется: статер постепенно превращается в биллонный, резко возрастает интенсивность чеканки; к концу столетия он становится медным, с плакировкой серебром.

С правления Рискупорида V (242–276) начинается один из самых сложных периодов в истории Боспора. Монеты времени его эпохи, несомненно, являются источником не только по истории денежного обращения Боспорского царства, но и хронологии правления царей. Кроме боспорских монет на денежном рынке Фанагории в римское время обращались иноземные монеты. Нумизматические материалы Фанагорийской экспедиции свидетельствуют также о том, что римская монета не играла реальной роли в денежном обращении Фанагории.

Византийские монеты из раскопок Фанагории, хотя и не многочисленные, являются ценным источником по истории раннесредневекового Боспора, определяя его политическую и экономическую значимость в системе взаимоотношений ранней Византии с хазарским каганатом и миром «варварских» племен.

В 6 в. н.э. Византийская империя была особо заинтересована в овладении Боспором и примыкавшими к нему территориями. Первая попытка овладеть Боспором была предпринята еще при Юстине I (518– 527 гг.), но только Юстиниану I с помощью военной силы удалось превратить Боспор в вассала Византийской империи. Со второй половины 7 в. Фанагория становится одним из административных центров хазарского каганата. В 704 г. н.э. в ней поселился в изгнании Юстиниан II (685–694 и 705–711 гг.) с женой Феодорой, сестрой кагана. В Фанагории найдены два золотых солида Византийской империи.

Фанагория впечатляет не только многочисленными находками единичных монет, но и сенсационными кладами, которые имеют исключительное значение для изучения монетного дела, экономики и политической истории Боспора. Обнаруженные в Фанагории и ее округе монетные клады и кошельки, позволяют представить «живую картину денежного обращения на Боспоре в античную эпоху» (Д.Б. Шелов).

Одним из важнейших открытий Фанагорийской экспедиции является уникальный клад ранних паникапейских серебряных монет, найденный на территории акрополя Фанагории. Это самый ранний из всех известных в Северном Причерноморье кладов архаических серебряных монет. Находка большого клада ранних монет крупных номиналов в Фанагории свидетельствует о высоком уровне товарно-денежных отношений уже на начальном этапе развития этого полиса. Она имеет исключительное значение для изучения экономики и ранней чеканки всего Боспора.

В Фанагории и ее окрестностях найдено несколько кладов монет эпохи эллинизма (3–1 вв. до н.э.). В 1985 г. на небольшом античном поселении на северо-западной хоре Фанагории (пос. Приморский) обнаружен очень крупный клад, включавший около 5000 пантикапейских монет 4 – начала 3 в. до н.э. Долгое время он считался самым большим на Боспоре.

Позднее были найдены еще два огромных клада на юго-восточной хоре Фанагории: клад 2003 г. из античного поселения Соленый 3 включал до 15000 монет, а клад 2007 г. из античной усадьбы 2013–11, открытой на территории виноградника ОАО «Фанагория», – около 8000. Находка двух последних кладов на поселениях фанагорийской хоры оказалась связана с водоворотом описанных древними авторами – Аппианом, Страбоном и Оросием – бурных исторических событий, в который оказалась втянутой Фанагория в эпоху Митридата VI. Именно этот важнейший форпост понтийского царя на Азиатском Боспоре возглавил антимитридатовское восстание в 63 г. до н.э.

Клады с фанагорийской хоры были сокрыты примерно за четверть века до фанагорийского восстания – скорее всего, накануне или в годы I Митридатовой войны (88–85 гг. до н.э.). Причина этого кроется в нестабильной политической ситуации на Боспоре и чрезмерными поборами сельского населения, проводимыми царскими сборщиками налогов, что привело к всеобщему разорению и массовому сокрытию кладов, а в конечном счете и к фанагорийскому восстанию 63 г. до н.э.

С этим восстанием непосредственно связан также и уникальный монетный комплекс из сожженной фанагорийцами царской резиденции на акрополе, в которой проживала семья Митридата. Во время раскопок здесь были найдены семь кошельков с медными и серебряными монетами городов Боспора (Фанагория и Пантикапей) и Малой Азии (Амис, Амастрия, Фарнакия, Газиура, Таулара).

Таким образом, клады и кошельки являются ярким свидетельством исторического контекста эпохи и проливают новый свет на состояние экономики и денежного обращения Боспора, а также на внешнеторговую деятельность Фанагории накануне Митридатовых войн и связанные с ними негативные изменения на сельской территории города.

Ярким свидетельством экономической и политической ситуации на Боспоре в 3 – начале 4 в. н.э. является большой клад поздних боспорских статеров, найденный в 2011 г. на восточном некрополе Фанагории. Владелец сокровища, весьма состоятельный житель Фанагории, копил деньги до 308 г. н.э. Тревожные события в конце правления боспорского царя Фофорса (285–308 гг.) заставили его спрятать кувшин с деньгами на некрополе, по-видимому, в хорошо знакомой ему могиле. По каким-то причинам владелец не смог воспользоваться своим сокровищем.